soldier_moskva (soldier_moskva) wrote,
soldier_moskva
soldier_moskva

Category:

Новые горизонты Российского ВПК



Недавно Владимир Путин выступил на коллегии Минобороны сказав, что Российское вооружение, должно превосходить зарубежные образцы. И на мой взгляд это правильно. Но для этого, нужно создать новую концепцию применения этого вооружения, которая будет опережать аналогичные концепции вероятного противника.

Концепция применения вооружения в основных армиях развитых государств, как правило, базируется на основополагающих документах тактического, оперативного и стратегического планирования, боевых уставах, наставления и прочих руководствах.

Как правило, это утверждение справедливо, но не всегда.

Бывают случаи, когда развитие научно-технического прогресса и создание новых прорывных образцов вооружения, военной экипировки, средств обеспечения ведения боевых действий, создают такие условия, что существующая концепция применения вооружения становится, как минимум устаревшей.

Вся история развития оружия, от каменного топора и до термоядерной бомбы указывает именно на это.

Принято считать, что генералы в больших штабах готовятся к старым войнам. К какой-то мере, это правда. Что в США, что в России, NATO, Китае и других государствах ведется оперативное и стратегическое планирование, которое в своей основе учитывает опыт применения войск вероятного противника исходя из тех возможностей, которыми он обладает. Но при этом, конечно учитывается фактор наличия у вероятного противника элемента «ноу-хау»

Таких примеров можно привести массу.

Это массовое появление в период Крымской войны нарезного оружия и дальнобойной артиллерии. Появление в период Первой Мировой войны пулеметов, танков и самолетов, война моторов в период Второй Мировой войны и появление стратегических бомбардировщиков, появление ядерного оружия и новых средств его доставки, в конце концов, появление лазерного, гиперзвукового и оружия на новых физических принципах сегодняшнего дня.

Все эти факторы, в каждый свой исторический период в той или иной степени влияли, как на успех ведущихся военных компаний, так и на мощь тех государств, которые первые получали в свое распоряжение то оружие, которое значительным образом превосходило возможности противника.
Если говорить о современных концепциях применения вооружения армиями различных государств, то во многом фабула тактики, оперативного искусства, стратегического планирования, базируется на опыте Второй Мировой войны. Конечно, при этом учитывается появление новых видов и родов войск, новых типов и образов вооружения и военной техники, а также опыт локальных войн и военных конфликтов, которые были за последние 75 лет. Но основа, лежит именно там.

В свое время исходя из анализа существующих концепций развитых стран по созданию солдата 21 века, мною была написана статья, в которой я попытался изложить свое видение концепции создания экипировки Российского солдата 21 века.

Побывав, на последнем Форуме Армия-2019, мне отрадно, что разработчики Российского вооружения и военной экипировки пользуются моими публикациями как шпаргалкой. Не все мои хотелки реализовали, но кое-что…

Однако, Владимир Путин говорит, что надо двигаться дальше и простого паритета с вероятным противником нам уже недостаточно. Поэтому попробую задать новые горизонты для Российского ВПК.

Писать о том, как появление глобального оружия на новых физических принципах скажется на концепции применения вооруженных сил Российской Федерации я не буду. Думаю, всем и так понятно, что гиперзвуковая ракета «Циркон», гиперзвуковые маневрирующие ударные блоки «Авангард», лазерный комплекс «Пересвет», а также торпеда «Посейдон» внесут существенные коррективы в стратегию и оперативное искусство не только нашей армии, но и армий вероятного противника.

Это все глобально, это все дорого, это все очень интересно, но меня больше в разрезе моей публикации интересует те виды и образцы вооружения, с которыми наши солдаты ходят по земле и какое они должны получить вооружение, чтоб его применение в выгодную сторону отличалось от армий иностранных государств.

Характер, течение, а также способы ведения последних локальных военных конфликтов, позволяют сделать вывод, что в армиях ведущих государств существует тенденция к изменениям боевых уставов в разрезе опыта применения высокоточных и управляемых видов вооружения, а также появления средств связи и телекоммуникации нового поколения.

Из примеров, это французике артиллеристские дивизионы «Wagram», которые использовались американской коалицией в период боев за Мосул и другие населенные пункты.

Французская артиллеристская группа «Wagram» в составе 150 человек была вооружена тремя 155-мм гаубицами «Цезарь», которые имели возможность с закрытых позиций получая целеуказание со спутников или БПЛА, осуществлять эффективное уничтожение противника.

Если говорить о нашем опыте, то широкое применение БПЛА для разведки, доразведки и сопровождения целей, а также использование тактических групп Сил специальный операций для корректировки целей, позволило российским ВКС поражать эффективно цели не только используя управляемые боеприпасы, но даже вполне обычные неуправляемые фугасные авиабомбы.

Новый тип или можно сказать концепция войны – это абсолютное техническое и технологическое доминирование над противником во всех аспектах. В космосе, в связи и телекоммуникациях, в управлении и разведки, в обеспечении и снабжении, и.т.д. то есть во всем.

По большому счету, роль сухопутных войск в локальных военных конфликтах должна свестись к физическому контролю и патрулированию удерживаемых территорий, а огневой контакт с вероятным противником практический полностью должен осуществляться дистанционным способом, тем самым реализовав концепцию бесконтактной войны.

Что это значит на практике.

Это значит, что противник должен подавляться и уничтожаться непосредственно до возникновения условий прямого огневого поражения из стрелкового оружия.

Частично, реализацию этой концепции мы видели в ходе применения вооруженных сил Российской Федерации в условиях сирийской локальной войны, где сухопутные части фактический осуществляют контроль занятой территории и обозначают линию соприкосновения с противником, а основное поражение противнику наносится силами артиллерии, авиации и ударных штурмовых групп.

Нужно понимать, что эта концепция, будет эффективно работать, если наши войска имеют технико-технологическое превосходство над противником, когда мы его первыми обнаруживаем и наносим ему ощутимое поражение. В случае, если мы сталкиваемся с противником, который имеет аналогичные технико-технологические возможности, то это будет дистанционная война, где противники будут наносить друг другу дистанционные высокоточные удары в попытке нивелировать технологическое превосходство противника и скорее всего такое столкновение в конечном счете перерастет в классическое применение вооруженных сил и военной техники.

Очевидно, Вооруженные силы Российской Федерации имеют подавляющие техническое и технологическое превосходство над многими армиями других государств, не говоря об иррегулярных формированиях террористов или прокси войск управления общей разведки США.

Но если сравнивать наши Вооруженные силы с нашим вероятным противником, то я бы не был столь оптимистичен, как некоторые генералы Минобороны во время доклада и показа образцов вооружения и военной техники Президенту России Владимиру Путину.

Да, в чем-то мы превосходим США и им, наверно впервые за всю историю Холодной воны нас нужно догонять, по кране мере по гиперзвуковому оружию. Но в чем-то наши вооруженные силы и отстают от США. И вот давайте разберемся в том, где мы отстаем и где нам надо не только догнать, но и перегнать эту пресловутою Америку.

Не буду охватывать все. Все охватить невозможно. Пожалуй, начнем с простого, с обычной военной экипировки.

Все знают, что наши Российские вооружённые силы уже не первый год обеспечивают каждого военнослужащего экипировкой «Ратник».
Чтоб не было каких-то домыслов, хочу сразу сказать, по сравнению с тем хламом, в который одевали наших солдат в 90-х и даже 20-хх годах, экипировка «Ратник» — это не шаг вперед, а большой прыжок вперед.

Детально описывать, что входит в экипировку «Ратник» смысла нет. Об этом написано десятки статей.

У российского солдата появился мультитул, современный бронежилет, роазгрузка, наручные часы, и многое другое. Это все хорошо. Важно другое, что вся эта экипировка ужасного качества и совершенно не продумана, как с точки зрения ее эргономики, так и с точки зрения ее соответствия используемому вооружению.

Возьмём, например, общевойсковой шлем 6Б47. Никто не будет отрицать, что кевларовый шлем лучше той стальной кастрюли, которую использовали в нашей армии еще со времен Великой Отечественной войны. Конечно лучше.

Но если мы сравним общевойсковой шлем 6Б47 с английским общевойсковым шлемом MK-7, да даже с Российским шлемом производства «Омнитек», не говоря о том, что 6Б47 имеет веревочное подтулейное устройство, что само по себе дичайший архаизм, наш общевойсковой шлем при попадании в него пуль и осколков имеет нехорошее свойство к расслоению кевларовых пакетов и нанесению запредельных контузионных травм обладателю этого шлема.

Мы сейчас не будем говорить о том, что общевойсковому шлему желательно иметь встроенную активную гарнитуру, так как этого пока нет ни в одном общевойсковом шлеме западных конкурентов, но АО «ЦНИИточмаш», коль он является головным разработчиком экипировки «Ратник», мог бы хотя бы догадаться о том, что если они ставят на шлем 6Б47 устройства для крепления нашлемной оптики, то этот шлем долен как минимум быть оборудован системой крепления противовесов, а также местами установок индикаторных меток, которые обеспечивают идентификацию «свой-чужой» в условиях ночного боя с применением приборов ночного видения.

Я же не пишу о чем-то сверхъестественном, о гиперболоидах и космопланах. Разве руководству АО «ЦНИИточмаш» сложно попросить компанию «Армоком» пошить нормальный чехол для общевойскового шлема, где будут карманы для крепления противовесов, а также липучки для размещения индикаторных меток, тактических камер, а также идентификационных патчей. Для этого же не надо защищать докторскую диссертацию и лично согласовывать этот проект у Владимира Путина. Или надо?

И еще меня всегда интересовало, кто этот мудрый человек, который утвердил Российский стандарт крепления нашлемных приборов ночного видения.

Во всем не православном мире используют стандарт крепления ПНВ типа «Rhino Mount» со скобой типа «J-Arm». Даже китайцы не стали особо заморачиваться и просто тупо слизали американский стандарт.

Мы что, боимся, что вероятный противник будет использовать против нас наши «Катодовские» приборы ночного видения?
Я разочарую этого гениального человека. Нет, не будет вероятный противник использовать наши приборы ночного видения против нас. Во-первых, потому, что приборов ночного видения у него своих значительно больше в войсках. А во-вторых, потому что приборы ночного видения вероятного противника значительно лучше наших российских ПНВ и ни для кого не является секретом, что наши Силы специальных операций предпочитают покупать на барахолках старые американские PVS14 нежили пользоваться российскими катодами.

Можно еще рассказать о том, что ПНВ вероятного противника, которые недавно были показаны, как новое поколение приборов, обеспечивающих ведение боевых действий в ночных условиях имеют цветное, а не монохромное изображение, имеют совмещённый тепловизионный режим, а также функцию видеорегистратора. К ним можно подключать внешние питание, внешние регистраторы и вообще с этих ПНВ можно передать картинку через спутник в оперативный штаб, но смысла в этом нет, так как ничего подобного у нас на вооружении нет и судя по тому, что ВПК показывал на Форуме Армия-2019, в ближайшее время не предвидится.

И еще о шлемах.

Победитель в номинации разочарование года, это шлем ЛШЗ-1+ производства «Армоком». Да, это один из самых легких защитных шлемов. Но это, пожалуй, его единственное достоинство.

Я довольно часто вижу на разных мероприятиях бойцов ССО, силовиков Росгвардии и ФСБ. В лучшем случае у молодого или нового сотрудника срок носки изделия от Армокома составляет 3 – 4 месяца, а после на его место приобретается на барахолке американский «FAST OPS-Core» или его китайский аналог, а ЛШЗ-1+ выбрасывается в дальний угол чулана, чтоб отчитаться за его наличие на строевом смотре.

У меня есть одна мысль, которой я хотел бы поделится с компанией «Армоком» и АО «ЦНИИточмаш», как головным разработчиком экипировки «Ратник». Не надо делать самый легкий общевойсковой шлем. Сделайте хороший общевойсковой шлем, который будет отвечать современным требованиям и концепции ведения боевых действий.

Знаете, чем китайские разработчики вооружения, экипировки, автомобилей, да чего угодно, отличаются от наших?

Всем!

Я помню, когда китайцы только начали привозить в Москву на выставки свои автомобили. Вы думаете, они их привозили показывать и надувать щеки? Совсем нет. Они их привозили затем, чтоб собрать мнение простых людей, о том, как им сделать свои автомобили еще лучше.

Был такой забавный момент, который меня почти поставил в тупик. На одном подобном мероприятии, подошел к стенду одной китайской компании, которая презентовала свою продукцию и меня сразу окружило с десяток китайцев с блокнотами, а главный китаец начал расспрос на тему, что я думаю об их продукции и что на мой взгляд в их продукции надо улучшить.

К чему я это. А к тому, что на Форуме Армия-2019 я имел удовольствие пообщаться с представителем компании «Ангстрем», которая является одним из основных разработчиков Минобороны России по вопросам средств связи и телекоммуникации. В частности, компания «Ангстрем» является поставщиком для нашей армии радиостанции Р-187П1 «Азарт» - более известную, как русский «Harris».

До «Harris» конечно, НПО «Ангстрем» еще далеко, но не суть.

Суть в другом. На стенде НПО «Ангстрем» я попросил их представителя подумать о том, чтоб у рации Р-187П1 «Азарт» появилась возможность работать вместе не только с их эксклюзивными наушниками, типа ГСШ-01-01, но чтоб вместе с этой радиостанцией можно было использовать стандартные активные гарнитуры, которые имеют разъем – NATO-Jek. То есть всеми активными наушниками, которые представлены на рынке, начиная с китайского алиэкспресс, заканчивая Пелторами, 3М, и другими гарнитурами. На что мне было вежливо сказано, что не моего ума дело давать советы организации, которая является подрядчиком Минобороны.

Да, нам есть чем гордится. Не все так плохо.

Наш ВПК создал гиперзвуковое оружие. У нас появились баллистические ракеты нового класса. У нас появилась на вооружении военная техника на платформе «Армата». САУ 2С35 «Коалиция-СВ» вообще вне конкуренции. Куда уж больше, в этом году Су-57 наконец закончил испытания и начал поступать в войска. Ну есть же. Ну ведь могут, когда хотят.

Тем не менее, казалось бы, элементарные вещи, вроде общевойскового шлема, прибора ночного видения и элементарных активных наушников наш ВПК почему-то осилить никак не может. Вроде есть, а вроде, как и недоделка…

Думаю, в рамках поручения Президента Российской Федерации Владимира Путина о том, что российское вооружение должно превосходить зарубежные аналоги мы дали АО «ЦНИИточмаш», как головному разработчику экипировки «Ратник» домашние задание и направление, где надо провести работу над ошибками.

А как справится, обязательно проверим. Тем более Форум Армия 2020 уже близко.

МОО Вече, CIGR
Владимир Орлов


Tags: ВПК, Владимир Орлов, Владимир Путин, МОО Вече, Минобороны, Россия, Центр CIGR, военная техника, ратник, экипировка
Subscribe

Posts from This Journal “ВПК” Tag

promo soldier_moskva october 7, 15:08 3
Buy for 10 tokens
С моим товарищем и коллегой по общественной деятельности написали программную статью об основах формирования идеологии в современной России Основы и методы формирования идеологического базиса современной России Остроменский М. П., Орлов В. П. МОО «Вече» Введение В данном…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment