soldier_moskva (soldier_moskva) wrote,
soldier_moskva
soldier_moskva

Category:

России необходимо создать полноценные кибернетические войска



Вооруженные конфликты последних десятилетий, а также цветные революции массово прокатившиеся по всему Миру явно дают понять, что военно-политическое руководство Российской Федерации сегодня стоит перед новым глобальным вызовом – гибридному противостоянию в информационно-психологическом пространстве.

Информационно-психологическое воздействие на своего противника — это не новая стратегия. Еще IV веке до н. э. известный китайский философ и полководец Сунь Цзы в трактате «Искусство войны» сказал: «…лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска…»

Но если до появления глобального информационного пространства, а также сети «интернет», противоборствующие стороны были весьма ограничены в своих возможностях, то современные технологии позволили стереть все естественные границы между "информационными территориями", и "противоборствующие армии" получили возможность вторгаться на чужую землю и проводить «боевые» информационные операции по сути также, как это делают "обычные" войска в "обычных" войнах. В 21 веке информационно-психологическое противоборство идет на совершенно новом технологическом уровне.

Не секрет, что сегодня лидером в области проведения информационно-психологических операций являются Соединенные Штаты Америки. Помимо Агентства Национальной Безопасности, которые зорко следят за всем, что происходит в глобальном информационном пространстве, в 2009 году под эгидой Пентагона в США создано Кибернетическое командование ВС США. Основными задачами командования являются централизованное проведение операций кибернетической войны (информационно-психологических операций), управление и защита военных компьютерных сетей США.
Кибернетические войска США представляют собой довольно серьезную структуру.



Если говорить о численности кибернетических войск США.

Например, 688-е крыло информационных операций в компьютерных сетях, которое организационно входит в состав 24-й воздушной армии кибернетического командования ВВС AFCYBER, имеет порядка 1400 гражданских и военных сотрудников, базирующихся в том же месте, что и Объединенный военный центр информационных операций стратегического командования США в Сан Антонио, штат Техас. В настоящее время им командует полковник Эрик П. ДеЛанж.

Всего по оценкам экспертов, численность военнослужащих и гражданского персонала кибернетических войск США составляет более 40 тыс. человек личного состава из которых более 5 тыс. человек заняты непосредственно ведением кибервойны.

В России также создано управление, которое призвано обеспечить информационную безопасность каналов связи и передачи данных.

Ряд СМИ указывают о создании в структуре Генерального штаба Министерства обороны Российской Федерации так называемого Киберкомандования ВС РФ. Однако, официальная информация на сайте оборонного ведомства не подтверждает и не опровергает наличие подобного управления в структурах Минобороны.

Очевидно, источники подобной информации имели в виду не структуры, подобные Киберкомандоыванию ВС США, а создание рабочей группы в Центре управления обороной ВС РФ, которая осуществляет мониторинг различных аспектов информационного пространства.

В США кибервоска, это по сути отдельный вид вооруженных сил, который провидит свои операции в четвертом, так называемом информационном пространстве, тем самым осуществляя поддержку остальным видам и родам ВС США.

В России, конечно, на сегодняшний день ничего подобного нет. Есть отдельные рабочие группы и управления в недрах Генштаба, которые в силу своих обязанностей решают достаточно прикладные задачи. До появления в структуре Вооруженных сил России нового вида войск еще очень далеко и что самое главное, такие понятия, как кибернетическая и информационная война у нас в Российском законодательстве должным образом не оформлены.

Одним из основных документов, которым определяется система официальных взглядов и положений, устанавливающая направление военного строительства, подготовки государства и вооружённых сил к войне, в том числе в информационном и кибернетическом пространстве, является Военная Доктрина Российской Федерации.

Военная Доктрина Российской Федерации рассматривает информационно-психологическое воздействие на граждан России в качестве основных угроз и вызовов своей безопасности.

Статья 12 пункт «М» Военной Доктрины Российской Федерации относит использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности, к внешней военной опасности;

В частности, ст. 13 п. «В» Военной доктрины Российской Федерации указывает в качестве внутренних военных опасностей - деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, которая имеет под собой цель, подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества.

А статья 14 пункт «В» определяет Основные военные угрозы для Российской федерации, как воздействие противника на всю глубину территории России одновременно в глобальном информационном пространстве, в воздушно-космическом пространстве, на суше и море;

При этом, Военная доктрина Российской Федерации определяет одной из основных задач государства по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов:
у) создание условий, обеспечивающих снижение риска использования информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности.
При этом, в разделе применение Вооруженных Сил, других войск и органов, их основные задачи в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время, нет понятия, как информационно-психологическое нападение в глобальном информационном пространстве на Россию и ее союзников

А в разделе Военной Доктрины Российской Федерации, где определены основные задачи Вооруженных Сил, других войск и органов в мирное время, никак неопределенны задачи по информационно-психологическому сдерживанию вероятных противников в глобальном информационном пространстве.

Также в разделе, где законодатель описывает основные задачи Вооруженных Сил, других войск и органов в период непосредственной угрозы агрессии, нет определения задач по осуществлению мероприятий по снижению уровня информационно-психологической агрессии вероятного противника в глобальном информационном пространстве.

И как следствие, в разделе Военной Доктрины Российской Федерации, где сказано о направлениях развития военной организации нашего государства, совершенным образом не отражены направления развития вооруженных сил для совершенствования системы информационно психологического противоборства в глобальном информационном пространстве.

Таким образом Военная Доктрина Российской Федерации дает понимание, что государство знает о возможности информационно-психологического нападения вероятного противника, как в информационном, так и в кибернетическом пространстве.
Однако, Военная Доктрина Российской Федерации, не дает ответа, как государство готовится к ответу в случае угрозы нападения или непосредственного нападения вероятного противника.

А что самое главное, военная доктрина никак не определяет ответственный орган, который призван бороться с подобными угрозами и в каком направлении этот орган должен развиваться, чтобы соответствовать современным вызовам и угрозам в кибернетическом и информационном пространстве.

Отсюда следует, что существующая редакция Военной Доктрины Российской Федерации не полной мере соответствует тем вызовам и угрозам, которые стоят перед нашим государством.

Надеюсь, это важный пробел будет исправлен и наши Вооруженные силы получат необходимое законодательное обеспечение, дабы они могли должным образом обеспечивать свое развитие и вести противоборство с вероятным противником, не только в традиционных средах, но и в информационном, и в кибернетическом пространстве, обеспечивая информационно-психологическую оборону наших граждан.

МОО Вече, CIGR

Владимир Орлов

Tags: Владимир Орлов, Военная Доктрина, Вооруженные силы, Кибернетическое командование, МОО Вече, Минобороны России, Россия, Центр CIGR, информационная война, информационные операции, психологическая оборона
Subscribe
promo soldier_moskva october 7, 15:08 3
Buy for 10 tokens
С моим товарищем и коллегой по общественной деятельности написали программную статью об основах формирования идеологии в современной России Основы и методы формирования идеологического базиса современной России Остроменский М. П., Орлов В. П. МОО «Вече» Введение В данном…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment