soldier_moskva


Военно-политический журнал Владимира Орлова

Война - это великое дело государства, основа жизни и смерти, путь к выживанию или гибели.


Previous Entry Поделиться Next Entry
Несколько слов о легитимности Новроссии
soldier_moskva

Ситуация гражданской войны на Украине ставит, в том числе, вопросы законности и легитимности действий сторон участвующих в конфликте. Мы наблюдаем, по крайней мере, два украинских субъекта настоящего суда: сторона представленная нынешним Киевским режимом и поддерживающие его различные группы населения, организации, отдельные влиятельные лица Украины и сторона представленная самопровозглашёнными ДНР (Донецкая Народная Республика) и ЛНР (Луганская Народная Республика), включающая разнообразные группы ополченцев, украинских и российских организаций, иные группы противников Киева по всей территории бывшего государства Украина. Почему бывшего? Ответ на этот вопрос есть часть ответа на центральный вопрос настоящей работы, каковой сформулируем так: является ли легитимным провозглашение ДНР и ЛНР самостоятельными, отдельными от Украины государственными образованиями? Данный вопрос разбивается на ряд иных: легитимны ли, референдумы прошедшие в Крыму, Донецкой и Луганской областях в марте — мае 2014 года; легитимен ли президент Украины П.А. Порошенко; что представляет собой, с точки зрения легитимности, сегодняшняя Украина вообще? Попытаемся кратко ответить на их.

Разделим, в первую очередь, понятия — легитимность и законность власти. Проделать это крайне важно для дальнейшего хода наших рассуждений и понимания всей ситуации на Украине. Власть правящей в государстве группы легитимна постольку, поскольку граждане признают право данной группы на отправление ею властных функций и полномочий над ними, проистекающих из взаимного со состояния «руководитель-подчинённый». Иначе, «Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай тó, и делает» (Лк. 7:8). Чем больш е количество населения и чем более влиятельные его слои признают это право, тем власть правящей группы легитимней и наоборот. Законность же власти, в свою очередь, обуславливается существующими в государстве законами. Если власть правящей группы установлена и действует в соответствии с законами имевшимися на момент получения б раздов правления и законы эти не были нарушены неприемлемым и очевидным образом, то такая власть законна. Видно, что может существовать законная, но не легитимная власть и наоборот, легитимная но, не законная. Так, например, избрание в 2004 году Президентом Украины В.А. Ющенко было незаконным — противоречащим установленным на тот момент законам государства, в том числе Конституции, но легитимным — принятым всеми сторонами и особенно не оспаривавшимся, не только сразу после выборов, но и в последствии, в течении всего срока его правления. С другой стороны, власть В.Ф. Януковича, после 21 февраля 2014 года, оставалась законной и, в некотором смысле, законна и по сей день, но стала не легитимна, иначе, не признаваема практически никем на Украине.

Необходимо отметить, что, в сегодняшнем мире, в определении легитимности и законности той или иной власти, играет важнейшую роль не только внутренний фактор, но и внешний. Так например, в настоящее время существует целый ряд государств с точки зрения внутренней — имеющих и законную и легитимную власть, но не признанных мировым сообществом и существуют «виртуальные» государства — признанные мировым сообществом, но не имеющих ни законной, ни легитимной власти, ни населения, над которым она якобы отправляется, ни территории, которую оно якобы контролирует (Палестинская Автономия). К первой же категории можно отнести, к напримеру, Приднестровскую Молдавскую Республику и Республику Нагорный-Карабах. Оба государства уже ни одно десятилетие существуют в стабильных границах, имеют регулярные, полноценно функционирующие государственные органы власти, оба, что очень важно, отстояли свою независимость в вооружённых конфликтах, т. е. контролируют самостоятельно территорию и управляют населением, но оба не признаны мировым сообществом и не являются членами ООН. Т.е., глядя изнутри, эти государства имеют легитимную — признаваемую населением и законную — устроенную по закону, власть. Однако на взгляд внешний, вообще-то не имеющий отношения ни к населению данной территории, ни к установленному на ней закону, эта власть не легитимна и не законна.

Но как быть, если некто из граждан государства, не признаёт легитимность настоящего правительства, даже если оно законно? Украинская ситуация. Тут можно предложить несколько выходов. Например, затаиться и жить, ворча на кухне по поводу не той власти, приняв, что «плетью обуха не перешибёшь». Но если вы активный человек и вам неймётся, то можете начать действительную борьбу за смену власти, сиречь за саму Власть, ибо иной борьбы тут и нет. Вести её вы можете в рамках действующего закона и выходя за рамки его. В первом случае, в демократической процедуре, имеется широкий набор инструментов для такой борьбы. Но данная тактика требует от вас очень много времени, постоянного учёта мнения других граждан, которое может и, скорее всего, будет совершенно не совпадать с вашим. Достижимость вами желаемого результата отодвигается на неопределённый срок. Потому, действуя по закону, вы совершенно не знаете, что и когда получите и получите ли вообще. Т.е. можете просто «побегать и вспотеть» или получать удовольствие лишь от процесса, не интересуясь результатом. Этакое «политическое сутяжничество». Но, в случае успеха, результат будет точно законен, и обладать большой легитимностью, поскольку именно на такой процедуре смены правящей группы и зиждется любое демократическое государство. Добавим, что в рамках иной, не демократической формы правления, вы обычно не располагаете никаким законным и/или легитимным способом смены правящей группы, если сами совершенно к ней не принадлежите. Когда вы изберёте второй вариант действия — вне рамок существующего закона, то при достаточных усилиях и везении можете, в обозримом будущем, сменить власть. Есть другие риски, но не о них речь. Здесь имеется соблазн значительного сокращения времени и обязательной, даже вынужденной нацеленности всего процесса на действительный результат. Однако такие новые, уже милые вашему сердцу, власти точно будут не законны и не легитимны. Первое вы исправить и изменить не сможете никак. Последнее вам ещё придётся доказывать. Порою силой и в кровавой борьбе.

Но тут важно другое. Незаконно сменив прежнюю правящую группу, вы разрушаете одновременно консенсус в обществе по поводу существовавших в нём властных отношений и принимаемого там распределения ролей относительно власти, т. е. разрушаете ещё и легитимность власти, вместе с чем происходит упразднение соответствующего государства. Именно здесь «камень преткновения» всех Революций, поскольку незаконный захват управления в государстве автоматически не даёт захватчикам ни законности, ни легитимности их притязаниям на руководство обществом и государством. Такое присвоение облегчает дальнейшие шаги, но ни чего не гарантирует, не объясняет и не оправдывает. Следовательно, в процессе учреждения свежего государства взамен ранее упразднённого, новой правящей группе необходимо узаконить своё право на власть, создав новый свод законов и легитимировать оную, получив «мандат на управление», сиречь — согласие на подчинение от основной массы населения.

И тут могут возникнуть эксцессы. Не все прежние граждане, спокойно взиравшие на старую власть и даже на свержение оной, будут согласны на подчинение новой, т. е. они откажут ей в легитимности. Самое интересное, что эти отказники будут правы, с точки зрения и законности и легитимности своих действий, в отличии от законности и легитимности действий по воцарению новой правящей группы взамен ликвидированной. Ведь прежняя власть и прежний консенсус разрушен, все вернулись в своё «первобытное» состояние, были освобождены от взаимных прав и взаимных обязательств гражданина, всем возвращены их естественные первичные права, проистекающие из присущих им атрибутов как личности. Теперь строительство нового государства начинается, с точки зрения законности и легитимности, с чистого листа.

Вправе ли новая «правящая» (пока в кавычках) группа, по факту занятия силою центральных учреждений государства, требовать, от бывших граждан государства, подчинения ей? Вправе ли она насилием утверждать, по примеру права на государственное насилие смещённой правящей группы, своё право властвовать? Вопросы не риторические. Если мы посчитаем, что новые вправе — значит мы полагаем, что и все вправе ей отказать в этом, в том числе и с оружием в руках. Заметим, что если мы полагаем насилие прерогативой только тех кто сверг прежнюю правящую группу, то вся суть Власти сводится нами к контролю государственных зданий. Это есть примитивнейший и даже пошлый фетишизм. Мы его не рассматриваем, хотя такие действия важны как символические. Если же мы придерживаемся того мнения, что ни новая «правящая» группа не вправе учинять насилие для установления своей власти, ни её оппоненты, значит есть только один путь утверждения ей своего права власти — убеждение, агитации и переговоры. И это даже после насильственной незаконной ликвидации прежней.

В отношении же украинского кризиса, легитимность ли, законность ли происшедшего означает следующее: Власть В.Ф. Януковича, по выборам 2010 года, была легитимна и законна. Впоследствии, ряд групп граждан Украины — сторонников евромайдана, отвергли легитимность его власти, т. е. отказались признавать её над собой. Для определения его власти как незаконной необходимо было доказать, что В.Ф. Янукович действовал с нарушением законодательства, а этого сделано не было, хотя сами протестующие действовали противозаконно. Значит и сами сторонники евромайдана считали власть В.Ф. Януковича законной и, следовательно, понимали, что поступают противозаконно. Отвержение легитимности не влечёт за собой обязательного признания незаконности власти и, уж тем более, не оправдывает преступные действия по её смене. В результате организованных массовых беспорядков, сторонники евромайдана свергли Президента Украины и объявили себя властью. Очевидно, что поскольку дела эти были и незаконные и нелегитимные, то и их результат не законен и не лигитимен. “Не может ... дерево худое приносить плоды добрые.” (Матф. 7:18) Незаконность его следует из того, что изъятие у Президента В.Ф. Януковича власти произошло антиконституционным путём (решение Верховной Рады об его отстранении принято в обход действующего законодательства и Конституции), с применением преступных насильственных методов. Не легитимность следует из того, что целый ряд регионов Украины сразу отказался признать новую правящую группу в Киеве, как до того, захватчики, отказывались признавать власть над ними Януковича В.Ф.

Итак, сегодняшняя постфевральская Украина, есть результат противостояния т. н. Евромайдана и сил стоящих за ним, против Президента В.Ф. Януковича и украинского государства. Итогом, пусть промежуточным, сего противоборства стал государственный вооружённый переворот. Законно избранный Президент был свергнут и власть насильственным путём перешла к известной коалиции различных парламентских (sic!) и внепарламентских партий и общественных организаций. Иначе, Евромайдан боролся не просто с Януковичем В.Ф., он боролся с тем государством, которое последний олицетворял как Президент. Т.о. в феврале 2014 года произошла не только смена части правящей группы, незаконным и нелегитимным путём, но и ликвидация государства Украины, суть определённого консенсуса украинских граждан и их групп, как это случилось ранее с СССР, Югославией, Сербией, Ливией, Ираком и далее по списку...

Понимая это, и пытаясь нащупать опору своим притязаниям, пришедшие к власти акторы, как и все революционеры и переворотчики до них, начинают апеллировать к народу, утверждая, что свергнул Президента В.Ф. Януковича именно он. Что народ, поелику единственный является источником Власти, имеет право на протесты и выступления против правящей группы. Этим он мол и воспользовался. Народ отказал, мол в легитимности В.Ф. Януковичу. Ведь народ в своём праве! Но такие утверждения очевидный эвфемизм — вооружённого незаконного и нелегитимного переворота, поскольку, если на выборах 2010 года за В.Ф. Януковича проголосовало 48,95% или почти 12,5 млн. избирателей, то количество участников киевского евромайдана не превышало несколько тысяч человек, а даже с учётом всех майданов по всей Украине вряд ли их было более сотни тысяч. Т.о. невозможно говорит о том, что В.Ф. Януковича свергал народ Украины, даже с очень большой натяжкой. Понятно однако, легитимность его власти подвергало сомнению гораздо больше населения, чем число тех кто действовал активно, но так же понятно, что и власть вновь пришедших отвергает значительно больше населения, чем активно участвует в гражданской войне на стороне ополчения. Более того, отказывать в легитимности власти, например, Президенту В.Ф. Януковичу и Партии Регионов, не означает автоматически легитимации власти группы непосредственно осуществлявшей их свержение. Аналогично в отношении внутрироссийских раскладов: недовольство политикой В.В. Путина, не означает поддержки, например, «белоленточной» оппозиции.

Но тут есть и ещё один принципиальный момент. Положим, что можно принять точку зрения майданных групп населения и согласится, да они имеют право выступать и даже свергнуть законного Президента Украины, поскольку они не желают жить под его управлением и мнят, что он не отражает их чаяния и принимает не удовлетворяющие их решения. Но тогда, если мы мыслим наличие равенства прав всех граждан бывшей Украины, эти же люди, сторонники евромайдана, должны признать, что любая другая, третья, группа населения, может не пожелать жить под их властью или под властью Президента угождающего им. Эта, третья группа, может, так же как и ранее противники Януковича В.Ф. и сторонники майдана, соизволить выступить против и отказать в легитимности ставленникам евромайдана. Ведь если мы признаём право одних — сторонников майдана, то мы должны признать и аналогичные права других — сторонников ЛНР и ДНР. Ежели кто-то не жаждет жить под властью ранее совместно избранного руководителя, то он должен согласиться, что кто-то может не захотеть жить и под властью его удовлетворяющего нового руководителя. Даже если этот новый руководитель опять избран «большинством», как был избран прежний, отстранённый.

Правда не ясно большинством чего избран новый? На основании какого закона он избран? В отношении В.Ф. Януковича эти вопросы прозрачны и ответы на них ясны, но не в отношении П.А. Порошенко. Ведь старый консенсус гражданского общества разрушен, а всед за ним и легитимность оставшихся государственных учреждений и самого государства. И, следовательно, у противников новой правящей группы гораздо больше на протест оснований и даже прав, чем у евромайданных. Последние, нарушая закон, свергали законноизбранного Президента, нелегитимность которого, в глазах большинства населения, не доказана, а лишь предполагалась его оппонетнтами, тогда как выступающие теперь против узурпаторов — выступают против группы лиц захвативших Власть насильственным, незаконным путём и не имеющих даже тени легитимности и законности в их глазах, в отличии даже от В.Ф. Януковича. Иначе, если мы признаём, что евромайдан имел право возмутиться и восстать и свергнуть В.Ф. Януковича, то тем самым мы должны признать, что и любая другая группа населения Украины, например Юго-Восток, имеет право возмутиться, восстать и свергнуть П.А. Порошенко!

Тут могут возразить, мол так то оно так, но сегодняшний Киевский режим, как бы не законен и условно легитимен он не был, выступает от имени всей Украины и за её единство, а ополченцы из ДНР и ЛНР хотят раскола, а значит они сепаратисты и значит менее легитимны. Это ложный аргумент. Мы уже указывали выше, что государство, базируется на консенсусе в отношении Власти, заключающемся в том, что основная масса населения признаёт право Власти над собой за определённой правящей группой сформированной на основании либо закона, либо традиции. Разрушение этого консенсуса возвращает всех к исходной, первобытной, до государственной ситуации. Сторонники евромайдана, свергнув В.Ф. Януковича, как зконно избранного легитимного Президента Украины, рассеяли консенсус, а значит и само государство Украину! А коли согласие разрушено, то проведённые референдумы об определении в АРК (Автономной Республике Крым), Донецкой и Луганской областях Украины более легитимны, чем выборы Президента П.А. Порошенко, как всеукраинского, в до февральских границах. Точнее, та часть Украины, что не провела у себя референдумы до майских выборов Президента, вполне может его избирать, но эти их волеизъявления никак не накладывают никаких обязательств на ЛНР, ДНР и АРК, поскольку не имеют к ним уже ни какого отношения. Т.о. притязания П.А. Порошенко, относительно указанных субъектов права, не лигитимны и не законны.

Что консенсус разрушен февральским переворотом и что этот переворот рассматривался именно так населением, например, АРК показывали не только впечатляющие итоги референдума, но и сами его вопросы не предусматривавшие возможности сохранения статуса кво АРК, а только лишь или возврат к конституции АРК 1992 года или вхождение её в состав РФ. Факт принятия АРК в состав РФ свидетельствует, что и правящая группа России считает до февральскую Украину, как государство — упразднённым. Что бы наши потом не говорили, дела их — выдают их. Нелегитимность Киевского режима для жителей Крыма подтверждается и уже тем, что имея возможность сегодня свободно выбирать язык обучения для своих детей в школах, «украiнську мову» избрали лишь 240 человек из почти 180 тысяч школьников. Что государства Украины, как бывшего до переворота, уже не существует, а возникает другое, доказали и сами власти новой незалежной, применяя активно тяжёлую артиллерию и боевые самолёты против не только мирного населения отделившихся территорий, но и разрушая их инфраструктуру, т. е. ведя уже захватническую войну на истребление с соседними государствами. На это же указывает и признание Международным Красным Крестом ЛНР, ДНР и Украину различными воюющими сторонам. Т.о., в отличии от казуса Ющенко, современная ситуация демонстрирует очевидную незаконность и нелегитимность киевской правящей группы для, по крайней мере, трёх регионов бывшей Украины.

Теперь мы сможем ответить на вопрос поставленный в начале работы: Образование ЛНР и ДНР, присоединение АКР к РФ и избрание президентом новой Украины П.А. Порошеноко легитимны в одинаковой мере, однако, если рассматривать эти события с точки зрения законодательства до февральской Украины, все они одинаково незаконны. Но подобное рассмотрение «законности» есть пустое фантазирование, ибо такого государства более не существует, как, например, не существует СССР, несмотря на незаконность документов подписанных в Беловежье и выхода из его состава союзных республик. В ситуации, сложившейся на Украине в настоящее время, можно также пока говорить и о частичной легитимности любых других действий по выходу из её состава прочих областей и районов, например Закарпатской области. Это если признавать легитимным результаты евромайдана. О законности или незаконности таких отделений говорить не имеет смысла, ввиду отсутствия соответствующего закона на новой Украине, условной легитимности и неясности статуса как Верховной Рады, так и Президента П.А. Порошенко.

Из вышеизложенного следует также, что единственно лишь непониманием и нежеланием понять процессы протекающие на Украине, а также из неспособности отрефлексировать свои собственные поступки (присоединение Крыма) препятствуют правящей в России группе более активно, действенно и, главное, более отвечающие интересам как нашего государства, так и самой этой правящей группы, оказывать помощь ДНР, ЛНР и в целом Новороссии в их борьбе с постевромайданной Украиной.

МОО «Вече», МО «Альтернатива»

Остроменский М.П.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru


промо soldier_moskva март 6, 00:28 7
Разместить за 10 жетонов
Сегодня я увидел очередной пример того, что многие мои статьи и публикации по Донбассу имеют нехорошее свойство сбываться. В частности, сегодня депутат государственный Думы Российской Федерации Журавлев во время своей поездки к линии соприкосновения Народной Милиции ДНР с подразделениями…

?

Log in

No account? Create an account